«Афганская киноэпопея». Дауд пытается вывести страну из кризиса

Девятая часть документально-политического исследовательского проекта «Афганская киноэпопея», и сегодня — о цене предательства и заблуждений.

У Дауда не остаётся шансов на жизнь. Дауд спешно меняет курс, но уже поздно. Последние дни жизни президента.

Утром 27 апреля в окрестностях зоопарка состоялась встреча координационной группы по руководству военным переворотом с участием С. М. Гулябзоя (ответственного за ВВС и ПВО), А. Пайяма (4-я танковая бригада), А. Паймаана (зенитно-ракетная бригада), М. Дуста (32-й полк «командос»). Договорились: к 8 часам утра всем быть в своих частях в полной готовности; координировать действия ВВС, ПВО и сухопутных войск. Пароль был «Саид Мухаммад» (имя Гулябзоя), а отзыв – «МиГ-21».

В 4-й танковой бригаде тогда служили члены НДПА М. Рафи, начальник штаба бригады, М. А.Ватанджар и Ш. Д. Маздурьяр, командиры батальонов. В 7 часов утра ими было принято решение: привести в боеготовность танки и спешно выдвинуться в направлении Кабула. М. Рафи остался в бригаде, дабы на месте контролировать отдельных военнослужащих, мешавших проведению необходимых мероприятий. Ватанджар и Маздурьяр возглавили действия танкистов во время военного переворота.

Офицерам бригады удалось осуществить намеченный план. Сначала они обманным путем добились от командира бригады приказа на выдачу боеприпасов на танки, затем двинули их к президентскому дворцу Арк. Чтобы достать боезапас к танкам своего батальона, майор А. М. Ватанджар пошел на хитрость. В 9 часов утра он пришел к командиру бригады и убедил его, что он – верный и преданный сторонник М. Дауда. А поскольку в столице было неспокойно, попросил генерала разрешить выдать по 6 боевых снарядов на каждый из 10 танков его батальона. Дескать, в случае чего батальон сразу же придет на помощь М. Дауду.

Когда разрешение на выдачу боеприпасов было получено, исправил накладную на боеприпасы, добавив 0 к шестерке – в итоге на складе он получил 600 снарядов. Ими потом и обстреляли президентский дворец Арк. Экипажам танков поставили задачи: Фатеху стать на площади Пуштунистана, чтобы с одной стороны обстреливать гвардию Дауда в Калайи-Джанги, а с другой – контролировать банк и почтамт. М. А. Ватанджар должен был выйти на площадь перед зданием министерства обороны. Ш. Д. Маздурьяру поручили держать под наблюдением личные квартиры М. Дауда, его брата М. Наима, посольства Франции и Турции.

Около 11 часов утра танки двинулись из Пули-Чархи в Кабул. Советский военный консультант командира танковой бригады подполковник Ежков, узнав, что танкисты получили боеприпасы и начали выдвижение к центру города, позвонил в советское посольство и доложил об этом начальнику штаба аппарата старшего военного специалиста в Афганистане полковнику Ступко. Выслушав доклад, начальник штаба не придал этому никакого значения и сказал Ежкову, чтобы он не нагнетал обстановку, а занимался своей повседневной работой.

Первая колонна 4-й танковой бригады под руководством командира танковой роты старшего капитана Умара появилась перед главным входом президентского дворца примерно в полдень 27 апреля. В это время во дворце шло заседание кабинета министров под председательством М. Дауда.

Его немедленно проинформировали о появлении танков. Дауд приказал министру обороны Расули и начальнику президентской охраны майору А. Зия выяснить, что происходит. На вопрос начальника охраны, зачем прибыли танки, Умар ответил, что их послал командир бригады для усиления охраны президентского дворца. Умару приказали вернуться в расположение бригады. Покинув позицию у главного входа во дворец, загнав танки в боковую улицу, он стал ждать. Вскоре подоспели и остальные подразделения 4-й танковой бригады. Сначала на площадь перед дворцом выехали два танка. Один из них остановился прямо против въездных ворот, а второй направился к центральным воротам министерства обороны.

Ровно в полдень Ватанджар приказал сделать первый выстрел по президентскому дворцу. Выстрел прозвучал, но первый снаряд попал в здание министерства обороны. Металлическая болванка угодила в располагавшийся на втором этаже кабинет начальника химической службы. Затем танкисты стали обстреливать дворец Арк. Президентский дворец был окружен. Офицеры-халькисты из танковой бригады М. А. Ватанджар, Ш. Д. Маздурьяр, С. Д. Тарун, Назар Мухаммад и Ахмед Джан руководили всеми действиями. Дауд прервал заседание кабинета министров, сказав присутствующим: «Кто хочет спасти свою жизнь, покинув дворец, волен это сделать».

С началом перестрелки министр обороны Гулям Хайдар Расули и министр внутренних дел Нуристани, пройдя через задние ворота дворца, поспешили в свои министерства и попытались организовать сопротивление восставшим. Остальные министры укрылись в расположенной на территории дворца мечети Шахи. Надо сказать, что дворец Арк (бывшая резиденция Захир-шаха) был построен как крепость, оснащен новейшими оборонительными сооружениями и охранялся 2 тысячами солдат, у них на вооружении были танки Т-54 и противотанковые средства. Таким образом, захват дворца был довольно-таки сложной и опасной задачей. Все зависело от решительности и стремительности действий нападавших.

Весть о том, что танкисты штурмуют президентский дворец, быстро распространилась по городу. Сторонники «Хальк» стали всюду захватывать вооружение и пункты управления. Некоторые парчамисты тоже принимали активное участие в обеспечении успеха переворота. В частности командир батальона «командос» Хедаят Улла перекрыл перевал и не пропустил выдвижение 11-й пехотной дивизии из Джелалабада в Кабул, а командир артиллерийской бригады Халиль в районе советского посольства остановил продвижение пехотной дивизии в центр афганской столицы. К вечеру 27 апреля к 4-й бригаде примкнули части «командос». Были нейтрализованы действия некоторых подразделений 7-й и 8-й дивизий, 88-й артиллерийской бригады, выступивших по указанию министра обороны Г. Х. Расули.

Ожесточенная борьба разгорелась в разных частях города и его окрестностях. На дороге Хаджа-Раваше, где находился штаб ВВС, сложилась тяжелая обстановка, но прибывшие туда танкисты быстро взяли инициативу в свои руки. Большую роль сыграли военно-воздушные силы, руководство которыми осуществлял полковник Абдул Кадыр. С помощью преданных партии летчиков была проведена операция по захвату аэродрома в Баграме. Вскоре в воздух поднялись боевые самолеты и взяли курс на Кабул.

В 17.30 старший лейтенант Мустафа освободил арестованных лидеров НДПА, находившихся в муниципальном здании. По радио была передана национальная мелодия «Рага Мальхар» – она традиционно исполняется при смене власти. Затем сообщили о победе революции. Вслед за этим по приказу А. Кадыра самолеты афганских ВВС нанесли удар по президентскому дворцу, где восставшим продолжал оказывать сопротивление М. Дауд со своими родственниками и верной охраной. Неоднократные предложения прекратить огонь и капитулировать оставались без ответа. Перестрелки продолжались. По свидетельству Абдула Кадыра, ночью, когда еще не был ясен исход переворота, на главный командный пункт ВВС и ПВО прибыли Тараки и Амин и потребовали подготовить вертолет, чтобы в случае неудачи можно было бы вылететь в Советский Союз.

Вечером группа «командос» ворвалась в апартаменты Дауда, потребовала сдать оружие. Президент спросил: «Кто совершил переворот?» Старший лейтенант Имаммуддин, руководивший действиями этой группы, ответил: «НДПА возглавляет революцию». Дауд выстрелил первым в Имаммуддина из револьвера и ранил его. Ответными выстрелами М. Дауд и все члены его семьи были убиты. Потом участники штурма говорили, что был приказ Х. Амина – живым президента Афганистана не оставлять. В ходе перестрелки был ранен С. М. Гулябзой. Он долго лечился, а затем был назначен личным адъютантом Н.  М. Тараки.

Лидеры НДПА были освобождены из тюрьмы. Склонный к театральным эффектам Амин при своем освобождении въехал в центр Кабула на танке, где он взобрался на башню и высоко поднял правую руку, на которой болтались наручники. Этот жест сразу сделал Амина популярным в народе. К утру 28 апреля усилиями танкистов, летчиков и «командос» сопротивление гвардии было подавлено. Власть перешла к НДПА. Потери – 43 человека.

Дауд пытается вывести страну из кризиса

21 выпуск. ДАУД пытается вывести страну из кризиса

Цена предательства и заблуждений. У Дауда не остаётся шансов на жизнь

22 выпуск. Д. Цена предательства и заблуждений. У Дауда не остаётся шансов на жизнь

Дауд спешно меняет курс. Но уже поздно. Последние дни жизни президента

23 выпуск. Дауд спешно меняет курс. Но уже поздно. Последние дни жизни президента